среда, 28 июля 2010 г.

Мой читальный зал: В.Маканин, орфография, рус. литература

Давайте почитаем журналы.
1.Валерий Козлов "Экзистенциальный задачник. Владимир Маканин". Журнал "Вопросы литературы", 2010, №1.

"2008 год можно считать годом, когда Маканин прозвучал после того, как несколько лет находился на втором плане. “Испуг” старой гвардией маканинских читателей был воспринят вяло, да и в опубликованном виде эта книга еще не воплощала авторского замысла. Кроме того, ни одно маканинское произведение не вызывало такой напряженной полемики, как “Асан”. Обсуждения романа числились среди самых популярных тем в Живом Журнале. Из рецензий в периодике и интервью с писателем по поводу “Асана” можно было бы сложить порядочный том. Спусковым крючком послужило присуждение роману премии “Большая книга”: текст, который был бы сочтен приемлемым, останься он в статусе очередного изделия странного, но признанного мастера, вызвал отторжение, оказавшись после присуждения премии в звании лучшего.
Самыми жестокими критиками Маканина оказались представители узкотематической литературы - о Чечне. С их точки зрения, ситуация выглядит следующим образом: большой писатель залез в их огород, нахватался вершков, все переврал - и оказался признанным, достойным их же самих представлять массовому российскому и западному читателю. Почва для конфликта очевидна".
Читать статью полностью здесь.
2.Игорь Сухих "Русская литература. XIX век". Журнал "Звезда", 2005, №9.
"Точка зрения автора, создателя книги. Книга - тело его мысли, дитя разума, портрет души, кусок дымящейся совести.
Точка зрения текста, книги самой по себе. С этой точки зрения, она - пейзаж на столе, зеркало, запечатленное время или память человечества.
Наконец, точка зрения читателя. Для него книга - собеседник, машина времени, учебник жизни или источник знаний.
Таким образом, всмотревшись не в конкретное содержание книги, но в ее функцию, мы увидим не текст, но - процесс. В человеческой культуре книга включена в процесс эстетического общения (коммуникации), представляет средний элемент коммуникативной цепочки: автор (писатель) - книга (произведение) - реципиент (читатель).
Книга обязательно предполагает читателя, рассчитывает на него.
Такого читателя поэт О. Э. Мандельштам называл провиденциальным собеседником, другой поэт, М. И. Цветаева, - абсолютным читателем, прозаик А. Н. Толстой - составной частью искусства.
Критик Ю. И. Айхенвальд (и не он один) предложил целую программу читательской деятельности, где роль читателя оказывается не менее важной, чем роль автора, творца. "Читать - это значит писать. Отраженно, ослаблено, в иной потенции, но мы пишем "Евгения Онегина", когда "Евгения Онегина" читаем. Если читатель сам в душе не художник, он в своем авторе ничего не поймет.<...> К счастью, потенциально мы все поэты. И только потому возможна литература" ("Силуэты русских писателей")."
Читать статью полностью здесь.
3.Генриетта Граник "Психологические закономерности формирования орфографической грамотности". Журнал "Вопросы психологии", 1995, №3.
"В результате проделанной работы: теоретического анализа работ лингвистов, психологов, методистов, а также собственных теоретико-экспериментальных исследований — нами была выдвинута следующая гипотеза. Основным психологическим механизмом орфографически грамотного письма является упреждение и удержание правилосообразных морфемных блоков или “сросшихся” в блок частей различных морфем. Блоки для пишущего выступают как целостные образования, мгновенно им опознаваемые. Кроме того, в памяти пишущего должны накопиться и образы слов с традиционными написаниями. Только когда этот механизм работает, можно говорить о сформированности навыка. Фундамент процесса, приводящего к становлению психологического механизма грамотности, должен строиться на фонемно-морфемных правилах, на основе которых вырабатываются умственные приемы. Это приводит к формированию правилосообразных орфографических умений. Иными словами, на этом этапе работа пишущего строится с использованием концептуальных признаков. Однако уже на этом этапе необходимо так организовать процесс обучения, чтобы в памяти школьника постепенно накапливались правилосообразные блоки. Кроме того, надо специально формировать механизмы упреждения и удержания. Тренировочные задания, направленные на формирование умений и навыков, должны сопровождаться упражнениями, в ходе выполнения которых усиленно работают все анализаторы. Усиленная работа анализаторов, во-первых, поможет накоплению в памяти различных блоков, во-вторых, — запоминанию традиционных написаний. По нашим предположениям, такая организация процесса обучения должна была обеспечить формирование у школьников психологического механизма орфографической грамотности. Для проверки гипотезы мы разработали методику обучения, проверка которой в индивидуальных и классных экспериментах подтвердила наши предположения. Однако мы понимали, что эти теоретические положения не будут иметь никакой практической силы, пока не воплотятся в такую конкретную форму для учителя, которая не потребует от него специально организованного переучивания. Именно эти соображения привели к созданию серии учебников под общим названием “Русская филология” [7].
Читать статью полностью здесь.

Комментариев нет: