суббота, 30 октября 2010 г.

Мой читальный зал: Обломов, стояние на Угре, современная дидактика

1.Левичев Олег Фёдорович "Современная дидактика: закон сохранения информации". Журнал "Грани Эпохи", 2010, № 43.
  "Под информацией мы понимаем не любые сообщения, передаваемые в субъект – субъектных или объект - субъектных отношениях в процессе обучения, а лишь те, которые уменьшают неопределённость у получателя информации, т.е. ученика. Чем больше уменьшается эта неопределённость в сознании субъекта, тем больше снижается минимум информации, который необходимо получить, чтобы ликвидировать неопределённость прогнозируемой деятельности по решению проблемных ситуаций на уроке. Следовательно, закон сохранения информации для теории обучения можно выразить так: информация сохраняется в сознании субъекта до тех пор, пока процесс преобразования новой информации, не снизит уровень неопределённости понимания изучаемого объекта... Поэтому, неэффективное обучение – это когда ученик не знает, как ему легче преобразовать и сохранять информацию. Педагоги придумывают различные алгоритмы, работы с текстом, но текст – это кодированная информация. Автор текста закодировал информацию так, как ему легче её транслировать, а ученик, читающий текст, должен перекодировать её. Поэтому ученик сначала ищет знакомые коды информации, опознаёт их и переходит на основе их к незнакомым кодам и уже после этого усваивает учебный материал (сохраняет информацию). Происходит запаздывания следствия от вызывающей его причины. Иными словами, инерционность и наличие собственного внутреннего кодирования являются причинами неэффективности обучения ученика". 
Читать статью полностью здесь
2.Ерёмина О., Смирнов Н. "Стояние на Угре"Журнал "Грани Эпохи", 2010, № 43.
"Стояние на реке Угре - одно из важнейших событий в истории России. Именно тогда была окончательно подведена черта под зависимостью Руси от Орды. Однако это произошло не само по себе, а явилось одним из звеньев в цепи событий, с нашей точки зрения малосвязанных, а с точки зрения живших тогда людей - имеющих прямую причинно-следственную связь. Наши предки, как и мы с вами, хорошо понимали, что единственный объективный критерий правильности любой теории - это практика. Соответственно, когда бытовавшие тогда мифы стали вдруг находить самые что ни на есть зримые и вещественные подтверждения, общественное сознание целиком погрузилось в их созерцание, и все дальнейшие действия неизбежно следовали из внутренней логики данного мифа. Речь идёт об особенно интенсивных апокалиптических ожиданиях, мало-помалу овладевших Московской Русью ко второй половине ХV века. Отправной точкой послужила сакральная дата - грядущий 7000 год от Сотворения мира. Даже в наше светское время переход в новое тысячелетие сопровождался большим количеством всякого рода предсказаний и эмоциональных заявлений, многие люди вдруг почувствовали некое напряжение, характерное для вступления в неизвестность. Что же говорить про время, когда определяющим культурным фактором была нота постоянного, неутихающего ожидания Второго Пришествия и Страшного Суда!"
Читать статью полностью здесь
3.Хайнади Золтан  "Обломов как анти-Фауст". Журнал "Вопросы литературы", 2010, № 4.
"На первый взгляд, ничего родственного в именах, обозначенных в заглавии, не обнаруживается - скорее, видна их совершенная противоположность. И все же, если досконально сопоставить два произведения, то можно увидеть, какие метаморфозы претерпевает образ Фауста в русском романе, когда Гончаров находит и создает в противоположность архетипу Гете портрет русского анти-Фауста. Если принять во внимание, что анти в греческом языке имеет значение “вместо”, а не только “против”, то это утверждение закономерно. Это - основа для их сопоставления... Два зорких критика (Добролюбов и Писарев) тотчас обратили внимание на кровное родство Обломова с предыдущими лишними людьми[5]. Однако подчеркнули они и существенную разницу: литературные предшественники Обломова были личностями сильной воли. Их апатия вызвана социальными условиями. Обломов живет в благоприятных условиях. Он не потому не действует, что не может, а потому, что не хочет. Он самого себя делает лишним человеком. Его апатия - умиротворенность, смирение с судьбой. Байронизм - болезнь сильных, титанических людей, апатия неделания - болезнь слабых героев. В первом случае виноваты условия жизни (среда), во втором - сам человек. Литературные предшественники Обломова, несмотря на всю свою меланхолию и хандру, действовали. Правда, их активность чаще всего проявлялась в отрицательной форме: в похищении девушки, адюльтере, дуэли, мошенничестве. Обломову не свойственны даже эти квазидействия. С ним происходят только не зависящие от него события. Он не инициатор. Он чувствует себя всегда объектом, а не субъектом действия. Характер и воспитание делают его неспособным ни на какое действие".
Читать статью полностью здесь

Комментариев нет: