среда, 31 августа 2011 г.

Мои эссе: "Джейн Эйр". Красная комната и сладкий пирожок

Красная комната и сладкий пирожок
Начинается как глава настольного романа всех
наших бабушек и матерей — «Jane Eyre» — Тайна
красной комнаты. В красной комнате был тайный шкаф.
Марина Цветаева
       Почему я люблю роман Шарлотты Бронте «Джейн Эйр»?  Теперь, прочитав эту книгу несколько раз, посмотрев все сохранившиеся экранизации,  могу ответить на этот вопрос. Я женщина, поэтому мне нравятся романтические, почти сказочные любовные истории. Я взрослая женщина,  поэтому мне нравятся умные героини любовных историй. Я много читающая женщина, поэтому мне нравятся любовные истории, созданные  хорошими  писателями.  Я давно много читающая женщина, поэтому мне нравятся романы, в которых есть, по словам Марины Цветаевой,  «тайный шкаф». Я люблю многослойные произведения,  люблю копаться в «тайных шкафах» - смыслах и подтекстах.
      Приступим?  Стихотворение Шарлотты Бронте «Жизнь», кажется мне, содержит то зерно, из которого вырос самый известный роман  английской писательницы:
Поверь, что жизнь – не снов игра,
Не сказок темный лес.
Как часто мелкий дождь с утра
Сулит нам день чудес!
Пускай у неба хмурый вид -
Промчатся облака;
А ливень розы оживит,
Увядшие слегка.
Шальные, невозвратные,
Уходят жизни дни;
Веселые, приятные,
Покинут нас они.

Ну что с того, что смерть всегда
Идет за жизнью вслед?
Ведь страшной кажется беда,
Когда надежды нет.
Надежда трудностям назло
Нас держит каждый миг;
Она – спокойствия крыло
И свежих сил родник.
Пусть многие и трудные
Преграды встретим тут,
Но славные и чудные
Нас годы жизни ждут!
     Жизнь неповторимой Джейн (в переводе Ирины Гуровой) или Джен (в переводе  Веры Станевич) проходит между «красной комнатой», символизирующей смерть, небытие, и «сладким пирожком», метафорой надежды, мига счастья. В начале романа она живёт в качестве бедной родственницы в Гейтсхэдхолле, доме семейства Ридов. В роскошной красной комнате когда-то давно умер мистер Рид, брат её отца, и теперь девочке кажется, что на комнату наложено заклятие. Джейн ужасно боится оказаться там в одиночестве. Единственное лакомство (а значит, и капелька внимания), которое она иногда получает, - сладкий пирожок. Служанка Бесси, которая печёт такие пирожки, и аптекарь мистер Ллойд протягивают руку помощи маленькой героине: ей  удаётся вырваться из удушающих «родственных объятий» злобной семьи Ридов.  
      Кошмарная приютская школа в Ловуде становится «красной комнатой»  смерти. Руководство мерзкого мистера Брокльхерста создало условия для вспышки эпидемии тифа, унёсшей жизни слишком многих воспитанниц. Только крепкое здоровье, упрямство и добрые отношения с директрисой мисс Марией Темпль, однажды угостившей Джейн сладким пирогом, подругой Элен Бернс, приятельницей Мери-Энн Вильсон помогают выжить девушке в аду Ловуда.
      Чтение книг, которые тоже стали своеобразными «сладкими пирожками», спасает интеллект и дух юной Джейн. Я решила взглянуть на «книжную полку» Эйр (исследовала текст Бронте с этой точки зрения сама, в интернете и энциклопедиях искала только информацию о неизвестных мне авторах). На ней толпилось не так много книг. «Памела, или вознагражденная добродетель» английского писателя С. Ричардсона. В этом романе бедная девушка Памела не поддалась на неприличные уговоры богатого хозяина, сохранила свою честь и… вышла за этого мужчину замуж. Вам сюжет ричардсоновский ничто не напоминает?  «Жизнь английских птиц»  английского иллюстратора и гравёра Т. Бьюика. «Генрих, герцог Морландский» (не могла найти автора). «История Рима»  английского литератора О. Голдсмита.  «Путешествия Гулливера» знаменитого английского писателя Джонатана Свифта. Гулливер, как мы помним, побывал у великанов, лилипутов (это слово придумал Свифт), лжеучёных, разумных лошадей, диких людей – йеху (тоже придумал Свифт). Наша Джейн из Англии не уезжала, но, пожалуй, столкнулась с такими же  опасностями, как и Гулливер. А уж сколько йеху попалось ей на жизненной дороге! Кроме того, Эйр читала старинные волшебные сказки, французские сказки, древние баллады, стихи, она увлекалась путешествиями и биографиями. В Библии её заинтересовали Откровение, книга пророка Даниила, книга Бытия, книга пророка Самуила, история Иова, история Ионы. Не буду искать здесь ассоциации – тема неисчерпаемая, для отдельного сочинения. Несчастная ловудская подруга Джейн, Элен Бернс, читает  «Историю Расселаса, принца абиссинского»  английского писателя С. Джонсона. Этот утопический роман рассказывает о прекрасном мире, который на самом деле не существует. Может быть, утопический (утопия – место, которого нет) взгляд на жизнь (об руку с тяжкой болезнью) и свёл Элен так рано в могилу. Адель вслух читала басню французского поэта Лафонтена «Союз крыс» о хвастливых и трусливых крысах.
      В Торнфильде, где Эйр работает гувернанткой, она почти счастлива. Джейн  живёт среди приличных людей, которые её уважают. Домоправительница миссис Фэйрфакс очень добра, воспитанница Адель Варанс мила. Но самый большой и вкусный «сладкий пирожок» - это взаимная любовь Джейн и Эдварда Рочестера, хозяина Торнфильдхолла. Тревожит гувернантку, которая готовится  к свадьбе с удивительным Рочестером, только поведение странной служанки Грэйс Пул. Героиня ещё не догадывается, что комната служанки превратится в очередную «красную комнату»: в ней заперта Берта, сумасшедшая жена Эдварда.  Катастрофа!
     Почти умирающая Джейн находит приют в доме священника Сент-Джона. Трагедия не сломила силу воли героини, она выдержала страшнейший удар судьбы. И … посыпались «сладкие пирожки»!  Умерший брат отца мистер Эйр всё своё немалое состояние оставил нищей племяннице Джейн. Строгий священник и его прекрасные сёстры оказались близкими родственниками Эйр.
      В финале романа «красная комната» сумасшедшей Берты, совершившей самоубийство, сгорела. Джейн Эйр вернулась к Рочестеру. Уже десять лет они счастливы!    Роман Шарлотты Бронте надо обязательно успеть прочитать вовремя. Это понимала мать
великой Марины Цветаевой: «О, как мать торопилась с нотами, с буквами, с Ундинами,
с Джейн Эйрами, с Антонами Горемыками, с презрением к физической боли, со Св. Еленой,
с одним против всех, с одним – без всех, точно знала, что не успеет… так вот – хотя бы это,
и хотя бы еще это, и еще это, и это еще… Чтобы было, чем помянуть! Чтобы сразу
накормить – на всю жизнь!».

6 комментариев:

Ольга Николаевна комментирует...

Как замечательно вы написали об этом романе!

Светлана Георгиевна комментирует...

Ольга Николаевна, спасибо за отклик. Очень рада, что моё сочинение Вам понравилось.

Staсy комментирует...

Дорогая коллега, огромное Вам спасибо за чудесное эссе! И за интереснейший блог! (Нашла его в поисках информации о Гаскелл после прочтения "Севера и юга" и просмотра фильма, конечно:)

Светлана Георгиевна комментирует...

Спасибо и Вам, Stacy, за внимание к блогу. Очень тронута Вашими словами. Я тоже люблю английских писательниц 19 века, смотрю экранизации их романов. А Ричард Армитейдж и "Север и Юг" уже стали моей многолетней слабостью.

Staсy комментирует...

Что интересно, я Ричарда видела в сериале "Робин Гуд", где мне он совершенно не понравился, а потом был "Викарий из Дибли" и "Север и юг" и затянуло:) Светлана, а первую экранизацию "СиЮ" Вы не видели? Я знаю, то это 1974 год, Торнтона играет Патрик Стюарт.

Светлана Георгиевна комментирует...

Я Ричарда увидела вначале в "Севере...", поэтому потом он мне нравился во всех фильмах. Даже в дурацкой картине "Капитан Америка". Первую экранизацию искала, но не нашла, её нет и на рутрекере.