суббота, 26 марта 2011 г.

Мой читальный зал: В.Сигарев, Л.Толстой, Д.Кутзее, лит. процесс

Читаю журналы.
1.Василий Сигарев "Алексей Каренин". Пьеса по мотивам романа Л.Н.Толстого "Анна Каренина". - Журнал "Топос", 2011. 
"АННА. Алексей, это мальчик.
Каренин открывает глаза. Видит Анну, что-то живое в руках повитухи.
АННА. Дайте мне его. Дайте, и он посмотрит.
ДОКТОР. Постойте, мы прежде уберемся.
АННА. Дайте, дайте!
Анне протягивают ребенка в пеленке. Кладут ей на грудь.
ПОВИТУХА. Ну вот, пускай папа посмотрит.
ДОКТОР. Прекрасный ребенок!
АННА. Это Сережа. (Каренину.) Да, Алексей?
Ребенок лежит на груди Анны. Каренин смотрит на него почти с отвращением. Кладет свою голову рядом, утыкается лицом в грудь Анны. И только сейчас ребенок начинает плакать. А вместе с ним и Каренин".
Читать пьесу здесь
2.Александр Беззубцев-Кондаков "Двусмысленность пустыни. О прозе Джона Максвелла Кутзее". - Журнал "Топос", 2009.
Кутзее пытается понять психологию рабства, постигнуть такие законы сознания, которые запрещают говорить слово «нет». Он проводит жесткую грань между поведением раба и сознательным смирением. Рабская покорность унижает, а сознательное смирение – это духовное восхождение, нравственный труд человека над самим собой... Преодоление рабства – это порой не освобождение от него, а ломка личности, потому что невозможно разобрать душу человека на части, а затем собрать все воедино, исключив лишь один элемент – рабство. Целостность не будет восстановлена, поэтому «человек, рожденный в рабстве, рожден для рабства» 11 – как Пятница из романа Кутзее «Мистер Фо». Все попытки сделать из варвара цивилизованного человека обречены на провал. Чернокожий слуга в романе «В сердце страны», изнасиловав свою госпожу, не преодолел своего рабства, а утвердился в нем. Насильник в плену у своей жертвы. Также и чернокожие бандиты в романе «Бесчестье» не просто насилуют белую хозяйку фермы, а творят своего рода акт порабощения, они жаждут превратить белую женщину в рабыню чернокожих мужчин, отомстить за свое многолетнее рабство.. .Несвобода приходит, как насилие, бесчестье, жестокость и боль".
Читать статью здесь
3.Алла Большакова "Литературный процесс сегодня: pro et contra (статья первая)". - Журнал "Знание. Понимание. Умение", 2010, № 5.
"Основное внимание нашей критики, должной по роду своей деятельности сосредотачиваться на образной системе произведения и литературного процесса в целом, сосредоточено на образе героя, типе человека — в этом ее сила (т. к. это наглядно) и слабость (т. к. это узкий подход). Замечено, что такое происходит даже у тех критиков, которые вопиют против «догмы героя», «требования героя» и пр. И это понятно: всё же самый главный и самый доходчивый образ в произведении — именно образ героя (персонажа). Думается, секрет популярности того же Прилепина — в выборе героя: это ремарковско-хемингуэевский тип, это немножко поза, немного реминисценция, но за всем этим флером проглядываются и автобиографическая пронзительность, и тревожная судьба очередного «потерянного» в необъятных просторах России поколения. «Сквозной» герой цикла — и в этом его принципиальное отличие от многочисленных елтышевых, татарниковых и пр. — остро чувствует свое счастье, такое простое наслаждение жить, любить, есть, пить, дышать, ходить… быть молодым".
Читать статью здесь

Комментариев нет: